В рядах «Бессмертного полка» они останутся с нами навечно… 19

9 мая, в День Победы, по улицам Даугавпилса пройдет многолюдная колонна, в которой на место ушедших ветеранов-фронтовиков встают их внуки и правнуки

В эти майские дни люди с великой благодарностью вспоминают тех, кто стоял насмерть, выполняя приказ «Ни шагу назад!»; кто за штурвалом самолетов шел живым тараном, уничтожая фашистов; кто, умирая от голода, сутками не выходил из заводских цехов; тех, кого сжигали в печах Освенцима и Бухенвальда, кто поднимал огромную страну из разрухи; тех, кто не просто выжил, а ПОБЕДИЛ.

26 миллионов жизней – такую цену они заплатили, чтобы спасти мир от коричневой чумы. Они не оставили своим потомкам дорогих лимузинов, фешенебельных дач и эксклюзивных нарядов. Они нам оставляют большее – добрую и светлую память о поколении победителей.

Но особо благодарное и трепетное отношение у нас, даугавпилчан, к ветеранам, которые в июле 1944-го участвовали в освобождении нашего города от немецко-фашистских захватчиков. 12 880 героев отдали свои жизни и навечно остались лежать в латгальской земле. Еще в 2004 году, когда Даугавпилс отмечал 60-й день своего освобождения, в городе проживало 11 освободителей: Раиса Лапова, Иван Максимович, Алексей Маракушев, Анатолий Пейпиньш, Антон Бартуль, Василий Кузнецов, Нина Смирнова, Семен Трухов, Илья Мокрушников, Клавдия Ефимова и Станислава Чиннова – жена генерал-майора Ивана Чиннова.

В 2014-м – их было всего двое: Илья Мокрушников и Клавдия Ефимова. Ныне в живых осталась одна участница тех событий – бывшая операционная сестра Клавдия Петровна Ефимова.

Всего 20 дней не дожил до Дня Победы ветеран и участник освобождения нашего города Илья Павлович Мокрушников. Его потерю еще трудно осознать и принять. Так и кажется: загляни к добаковцам во вторник – день, когда они обычно собираются – и увидишь добрую улыбку и приветственный кивок Ильи Павловича. Подполковник Мокрушников всегда был истинным рыцарем по отношению к женщинам.

 

Светлой памяти ветерана

Очень горько, когда уходят замечательные люди, и время быстро стирает память о них, потому что ни воспоминаний, ни даже коротеньких интервью с их участием не осталось.

Несмотря на великую скромность Мокрушникова даугавпилсские журналисты успели расспросить ветерана о его фронтовой молодости. А ведь долгие годы никто из горожан, даже хорошо знакомых с ним, и не догадывался, что Илья Павлович участвовал в освобождении Даугавпилса от немецко-фашистских захватчиков и в годы войны в составе спецподразделений боролся с вражескими диверсантами.

Как-то Мокрушникова спросили, почему он «скрывает» свое участие в освобождении Даугавпилса. И он ответил: «Не было документов, подтверждающих этот факт. Дело в том, что в конце войны я служил в подразделении, которое боролось с немецкими диверсантами в прифронтовой зоне. Мы отлавливали фашистских разведчиков, которых засылали в наш тыл со специальными заданиями, в том числе для организации терактов в глубине Советского Союза. А Прибалтика, на территории которой были созданы школы по подготовке диверсантов из завербованных наших пленных солдат и офицеров, была просто наводнена агентами немецкой разведки. Конечно, некоторые из бывших военнопленных приходили и сдавались с повинной, но были среди них и такие, кто, выполняя приказы фашистов, запятнал себя преступлениями. Поэтому на моих документах и был поставлен гриф секретности, и только спустя годы я смог представить своим товарищам документы, которые мне прислали по запросу и которые подтверждали, что я участвовал в освобождении Даугавпилса».

Кстати, свои военные заслуги Илья Павлович всегда оценивал скупо, несмотря на многочисленные награды:

Геройских подвигов я не совершал. Воевал честно и добросовестно. После войны пришлось наверстывать упущенное время: окончил Тартуский университет, затем – Рижскую школу МВД. Работал во многих городах Латвии. В 1974-м в звании подполковника был уволен в запас.

Из воспоминаний Ильи Павловича Мокрушникова

19-летнего Илью Мокрушникова призвали в действующую армию и направили в Иркутскую летную техническую школу в августе 1941 года. Жили в землянке, рассчитанной на 100 человек. Голодали, мерзли. Чтобы согреться, курсанты, вчерашние мальчишки, устраивали кулачные бои. Обучение было рассчитано на 6 месяцев, но школу расформировали и ребят отправили в запасной авиационный полк в Улан-Удэ, не дав им даже сдать выпускные экзамены. А в августе 1942-го их отправили на Запад. Куда везли – никто не знал. На день выдавали ложку тушенки и 400 г сухарей. И только потом парни узнали, что их везут на Сталинград.


 

 О боях под Сталинградом: «Наш эшелон несколько часов стоял на станции Ртищево. Все пути были забиты волоколамскими эшелонами. В том числе и с ранеными, у которых мы интересовались событиями на фронте. Информация поступала самая противоречивая. Одни говорили: «Езжайте быстрее и бейте фрицев, Сталинград не сдавать». Другие со страхом говорили, что там настоящий ад. В это время над станцией появились немецкие самолеты-стервятники. Наши зенитчики открыли по ним огонь, были видны взрывы снарядов. В результате, фрицам не удалось разбомбить станцию Ртищево и стоящие составы, и они улетели обратно. Такие же налеты я наблюдал и на станции Поворино, где зенитчики также отогнали фашистов. Однако там, где не было сопротивления, немцы действовали очень нахально.

Наш эшелон, продолжая движение к фронту, все же попал под бомбежку в районе станции Байчурово Воронежской области. Налетев в ночное время, когда, естественно, все бойцы спали, фашисты в первую очередь расстреляли два паровоза, а затем, сделав несколько заходов, стали на бреющем полете расстреливать вагоны. Началась паника. Люди выпрыгивали из вагонов и бежали в поле, было очень много убитых и раненых. Пока пригнали паровозы, собрали убитых, ночь прошла. Погибших похоронили тут же, на станции Байчурово. В ту ночь мы получили первое боевое крещение, не доехав даже до фронта. Мы поняли, что война — это кровавая и страшная реальность, которая рядом с нами. Меня на сей раз, как говорится, бог миловал.

На станции Поворино эшелон разгрузили, а личный состав распределили по воинским частям. Я получил назначение в 13-ю железнодорожную бригаду. Немцы рвались к Сталинграду. Мой батальон восстанавливал железнодорожные пути, пострадавшие во время бомбежек. Работали на пределе своих возможностей – успех Сталинградской битвы зависел от вооружения, техники и воинских частей, которые прибывали по железной дороге.

Тогда фашисты еще господствовали в воздухе. Бомбы падали на нас в таком количестве, что железнодорожников в живых оставалось мало. На всю жизнь запомнил смеющееся лицо немецкого летчика-истребителя, который летел так низко, что мы его хорошо видели. Больно было от нашего бессилия. Но после поражения под Сталинградом настроение немцев упало. Освобожденный Сталинград мне увидеть не удалось, побывал только на окраине.

Пленных фашистов было много. Первыми сдавались румыны, при встрече с нами кричали: «Гитлер капут! Антонеску капут! Сталину слава!» Помню, как фашистов вели километровыми колоннами. Зрелище было жалкое. Они были настолько истощены, что им и охрана не нужна была».

 

Из воспоминаний И. П. Мокрушникова: «Я воевал в составе пяти фронтов: Сталинградского, Донского и Юго-Западного, 3-го Украинского и 2-го Прибалтийского. Летом 1944 года, когда я воевал на 2-м Прибалтийском фронте в районе Великих Лук, фашистская пуля меня достала: я получил два сквозных пулевых ранения в левую ногу. Меня оправили в госпиталь, но один из солдат отговорил меня ехать туда: «Лучше возвращайся назад. А что, если после лечения попадешь в пехоту?..». Из пехоты, действительно, мало кто оставался в живых, да и ранение оказалось не очень серьезным. Когда выздоровел, получил назначение в спецотряд, занимавшийся выявлением немецких диверсантов и предателей и передававший задержанных в спецотделы. Командовал отрядом майор Слободкин. В нашей группе было 15 человек. Работали мы в районе Резекне и Даугавпилса». 

В Даугавпилс 28 июля 1944 года Илья Мокрушников вошел в звании младшего лейтенанта. Город стоял в руинах, что могло гореть – горело. Бригаду Ильи Мокрушникова оставили в Даугавпилсе, в 1945-м он перешел на оперативную работу.

 

Клавдия Петровна Ефимова – участница освобождения Даугавпилса

2 августа 1941 года Клавдии Петровне Ефимовой, единственной ныне живущей в Даугавпилсе участнице освобождения нашего города, исполнилось 19 лет, а через две недели ее призвали в действующую армию

Ровно 25 лет назад Клавдия Петровна ушла на пенсию, но все эти годы активно участвовала в работе ДОБАК. Однако время берет свое. Не привыкшая жаловаться Клавдия Петровна признается, что стала сдавать, что за эту зиму ни разу не вышла на улицу. Но на вопрос, будет ли она участвовать в празднике 9 Мая, отвечает, не колеблясь: «Если буду себя получше чувствовать, возьму такси и обязательно приеду в Дубровинку».

Как начиналась война

Я родилась в деревне Великолукской области в 1922 году, – рассказывала о себе Клавдия Петровна. – Нас у родителей было четверо, я – старшая. Когда самой младшей из нас было всего несколько месяцев, умер отец. Мне было 7 лет, и я для младших стала нянькой. Жили очень тяжело. Когда окончила 7 классов, поступила учиться в двухгодичную медицинскую школу, после окончания которой меня оставили работать в Ленинграде. А потом началась война.

Меня призвали в армию 18 августа 1941 года и зачислили операционной сестрой в сортировочно-эвакуационный госпиталь 2749 Первого Прибалтийского фронта. Туда поступали раненые с самыми тяжелыми увечьями и ранами – людей просто нельзя было отправлять в тыл, потому что вероятность довести их живыми была ничтожно мала. Госпиталь двигался по Октябрьской железной дороге за линией фронта. Я в нем проработала до конца войны. Мы находились рядом с передовой, а потому неоднократно попадали под бомбежки. Много лет прошло, а помню – словно вчера. Сколько на моих глазах погибло врачей, сестер, раненых!..

Хирурги у нас работали замечательные – к нам на консультации врачи из Москвы прилетали. Раненых было очень много, без отдыха работали сутками. Приходилось сдавать кровь, а кормили плохо. Только в конце войны медиков стали одевать. Меня мобилизовали летом, вещей теплых с собой практически не было. Мерзли по-страшному. Разве что сэкономим хлеба и на какой-нибудь станции выменяем на него что-нибудь из одежонки. До сих пор не понимаю, как мы могли такое выдержать… Какой дорогой ценой далась нам победа!

Когда стояли в Калинине (ныне Тверь), это было в 1943-м, меня ранило. На госпиталь налетели немецкие самолеты – 50 человек из медсостава были убиты на месте. Два месяца я пролежала на госпитальной койке. Врачи думали, что я не встану и не буду ходить. Хотели меня отправить в тыл, но я была упрямая: «Никуда не поеду! Я всю войну прошла, лечите меня здесь, в госпитале.

 

Как освобождали Даугавпилс

Из воспоминаний К.П. Ефимовой: Было решено, что часть специалистов госпиталя будет работать в Даугавпилсе – наш госпиталь уже пару недель стоял в Полоцке. Нас вместе с воинскими частями разместили в товарные вагоны, груженные каменным углем. Поздно вечером мы прибыли в город, в котором гремели взрывы и выстрелы, поднималось зарево пожаров.

Медиков почти сразу отправили в крепость, где они развернули госпиталь и начали оказывать помощь раненым. Мы работали на износ, а раненые все прибывали и прибывали. Казалось, что все улицы буквально завалены стонущими и бредящими солдатами. Со всех сторон зовут: «Сестричка, помоги». Уже потом из документов узнали, что раненых в боях за Даугавпилс было больше 45 тысяч человек! Три месяца мы не выходили из крепости. Разве что в редкую минуту отдыха забирались на валы, чтобы посмотреть на город.

Помощь мы оказывали как своим, так и пленным немцам. А нам в спину стреляли так называемые «лесные братья». Помню, как в Стропах они изнасиловали и убили молоденькую комсомолку, а потом еще и повесили ее вниз головой… Как-то раз нас вызвали на операцию в Прейли. Когда возвращались в Даугавпилс, нашу машину по дороге обстреляли – пробили колесо, но шофер успел вывести машину из леса, и из нас никто не пострадал.

 

В мирном Даугавпилсе

После войны Клавдию Петровну мобилизовали, но предложили на пару лет остаться в Даугавпилсе и поработать. И не думала тогда Ефимова, что Даугавпилс не только для нее, но и для ее близких станет родным городом. Ее брату и сестрам, оставшимся на оккупированной территории, довелось перенести много горя. Четыре долгих года Клавдия Петровна не виделась с ними и ничего о них не знала.

Но жизнь потихоньку налаживалась. Клавдия Петровна стала работать старшей операционной сестрой в больнице на Варшавской улице, по соседству с родильным домом. Там же, неподалеку, получила квартиру и как старшая сестра забрала к себе маму, брата и сестер.

У меня образования было всего 7 классов и два года медшколы – мало, – рассказывает Клавдия Петровна. – Надо было учиться дальше. Пошла в вечернюю школу, которую окончила с отличием. А потом у меня мелькнула мысль: а почему я должна на этом остановиться? В общем, подала документы в Рижский медицинский институт, и меня приняли. Институт в 59-м окончила тоже с отличием, получала повышенную стипендию. Мне предлагали остаться в Риге. Приходилось много общаться с латышами, так что проблем с языком у меня не было. Но я вернулась в Даугавпилс.

После окончания института Клавдия Петровна работала рентгенологом в инфекционной больнице, консультировала в поликлинике. 53 года – таков трудовой стаж доктора Ефимовой.

В честь освобождения Даугавпилса от немецко-фашистских захватчиков Москва отсалютовала двадцатью артиллерийскими залпами из 224 орудий. 26 воинским частям и соединениям, отличившимся в боях за Даугавпилс, было присвоено звание Двинских.

Это была долгожданная победа – за три года оккупации в Даугавпилсе было истреблено свыше 165 тысяч человек, а сам город был разрушен более чем на 70%.

Вечная память – павшим, вечная слава – живым!

 

07.05.2017, 05:05

Наталия Салагубова, Gorod.lv


Написать комментарий

"Есть многое на свете, друг Горацио" есть разные мнения ..и факты twitter.com/VVP2_0/status/859694418915450880

"Есть многое на свете, друг Горацио" есть разные мнения ..и факты https://twitter.com/VVP2_0/status/859694418915450880 Davida

Сгинь иуда продажная.
Для людей это праздник, а для таких как ты траур.

Ватник ты о чем?Ты про то что настоящие ветераны уже давно в могиле(почти все)?То что они презирали совок и Йосю? А то что липовые выйдут на победобесие 9 мая то пуст вата радуется пока можит ,ну и по боярышнику. Иисус Христос

Повторю для тупых:
Сгинь иуда продажная

Повторю для тупых: Сгинь иуда продажная Увы

Сам сгинь !!!

ЧТО НЕ ГОВОРИ, А ДОХНУТ ОККУПАНТЫ, И ЭТО РАДУЕТ...

ЧТО НЕ ГОВОРИ, А ДОХНУТ ОККУПАНТЫ, И ЭТО РАДУЕТ... ЛАТЫШ

Это ты про американцев? Нельзя так про хозяев.

Ватник ты о чем?Ты про то что настоящие ветераны уже давно в могиле(почти все)?То что они презирали совок и Йосю? А то что липовые выйдут на победобесие 9 мая то пуст вата радуется пока можит ,ну и по боярышнику. Иисус Христос

ну что чмо высказался? тебя видимо два папы родили и через жопу ты родился ,,, гавно не только в жопе , но и в голове

Американцы чего?Кто там от боярышника нон-стопом дохнет и от алкоголизма живя в Мухосранске? Ах ну да в рашке скрепы . Иисус Христос

Вот тебя прет дурака. Ты сам хотя себя слышишь? Тебя минусуют, а ты все брешешь псина.

Представляете, как в понедельник и вторник будут на всех сайтах исходиться злобой эти трусливые шавки? Ведь сила то в правде. А правда такая, что эта Победа всегда будет с нами, и ничьим грязным ручонкам не отнять ее у нас.

Представляете, как в понедельник и вторник будут на всех сайтах исходиться злобой эти трусливые шавки? Ведь сила то в правде. А правда такая, что эта Победа всегда будет с нами, и ничьим грязным ручонкам не отнять ее у нас.

Да пусть гавкают. Собака лает, караван идет. Лают тут хохлы в основном.

Небойсься однажды трусливые шавки вату уже раз поджарили . Иисус Христос

Сказочный дол..аеб...... интернет-ссыкун.

Вот майданутого прет. Хохол вообще уже шизонулся. Не обращайте внимания на эту гниль, сам сгинет. Минус и нет иуды. Печеьки дают свои плоды.

Ватник ты о чем?Ты про то что настоящие ветераны уже давно в могиле(почти все)?То что они презирали совок и Йосю? А то что липовые выйдут на победобесие 9 мая то пуст вата радуется пока можит ,ну и по боярышнику. Иисус Христос

так по твоему и 16 марта выходят все липовые?
да и не знаешь ты, что когда умер Сталин, большинство людей плакали от горя!

ЧТО НЕ ГОВОРИ, А ДОХНУТ ОККУПАНТЫ, И ЭТО РАДУЕТ... ЛАТЫШ

ты наверное кошка и у тебя 9 жизней.:)))

а задело за живое, ишь как придурок разнервничался, пишет и пишет.:)))

а задело за живое, ишь как придурок разнервничался, пишет и пишет.:))) :)

Это существо радуется, что сожгли людей в Одессе в 2014 году. Кто оно после этого. Фашист и все.

Это существо радуется, что сожгли людей в Одессе в 2014 году. Кто оно после этого. Фашист и все. Увы

Ой ой ой,ну всё,трагедия,сепари погорели,идиота кусок!!!

ЧТО НЕ ГОВОРИ, А ДОХНУТ ОККУПАНТЫ, И ЭТО РАДУЕТ... ЛАТЫШ

Нет слов,одни эмоции.какой дебил

Откуда выкопали этого бурята?

Написать комментарий