Латгальская экономическая зона: почему в трущобы не идут инвесторы 29

Выездная редакция русского TVNET в Даугавпилсе побывала и на территориях бывшего завода химволокна, или нынешней Северной индустриальной зоны.

Внутри крупнейших из бывших цехов и сегодня можно фильмы ужасов снимать... Сносить главный корпус и разгребать весь промышленный хлам - дорого. Мы не о том, кто в этом виноват. Вопрос: что дальше-то с этим наследием делать?..

Впечатления от индустриальной зоны, понятно, довольно унылые... Мы намеренно поехали в этот район города без провожатых. Примет запустения на территории много, главный корпус с выбитыми стеклами даже снаружи страшен.

Фотографий разрухи, царящей внутри пустующих корпусов, не посмотрел в интернете только ленивый... Поэтому «Ужас-ужас-ужас!!!..» повторять здесь в очередной раз не будем. Да, пока что здесь депрессивное место. Важнее другое: дальше-то что?..

Есть уже явные приметы перемен: небольшие работающие фирмы, ангары крупных компаний, например, обновленные производственные цеха предприятия металлообработки.

Машин возле работающих цехов много - и на хороших, между прочим, машинах приезжают на работу даугавпилчане. А местные люди — просто прохожие, встреченные на близлежащих улицах, - нам прямо говорили: «Вы бы видели, что здесь раньше было!..»

При этом одни имеют в виду советские времена, когда завод вовсю работал. Другие - начало «нулевых», когда все окончательно рухнуло. Еще здешние жители обращали наше внимание, что и подъездные дороги к индустриальным территориям теперь отремонтированы, раньше-то было — и не пройти, и не проехать... И на работающие вокруг «зоны» производства кивали: по словам горожан, хлебозавод вблизи Северной зоны купили эстонцы, а еще тут же рядом какой-то французский заводик работает...

Инфраструктуру приводят в порядок: дороги местами отремантированы

FOTO: Каспарс Мейнертс/TVNET

...Полтора года назад русский TVNET сделал большое интервью с Иветой Малиней-Табуной, руководителем Латгальского бюро планирования. Это структура, в которой переводят конкретные нужды и потребности людей на язык бюрократический, тот, на каком говорят в министерствах и евроструктурах, рассматривающих проекты и выделяющих (или не выделяющих) под них финансирование.

Повод для разговора весной прошлого года как раз был: правительством принималась вторая программа поддержки Латгалии, а в Сейме на выходе был закон о Латгальской специальной экономической зоне, позволивший с 1 января 2017 наделять статусом СЭЗ (и, соответственно, налоговыми льготами) предприятия всего латгальского региона, а не только те, что работают на строго очерченной территории.

Кто придет на нашу «зону»?

Нынче осенью, вернувшись из Даугавпилса, мы вновь встретились с госпожой Малиней-Табуной. Что уже реально сделано? Заработал ли закон? И каковы теперь перспективы таких депрессивных латгальских территорий, как та, на которой мы только что побывали?.

. Вопросы - по адресу. Ведь к «титулам» Иветы недавно добавился еще один: она стала также управляющей Латгальской СЭЗ.

В разговоре, проходившем в столичном представительстве Латгалии, участвовал и Владислав Станкевич, зам. управляющего Латгальской СЭЗ и и руководитель Латгальского центра предпринимательства. Он же возглавляет в Даугавпилсе и Центр предпринимательской деятельности. Владислав разговаривал с нами из Даугавпилса, по скайпу. Ведь проекты Латгальской СЭЗ - только часть работы. Есть еще фонды ЕС, торговые миссии, поддержка ремесленников, маленьких «домашних» производств, школьники, в которых надо пробудить интерес к бизнесу...

FOTO: Иварс Сойканс

- Правительственная программы поддержки Латгалии рассчитана до 2021 года. Понятно, что о результатах ее говорить еще рано. Но что ужесделано на сегодняшний день? И что мешает привлечению инвесторов? Какие ближайшие перспективы? Давайте, посмотрим на примере Северной индустриальной зоне Даугавпилса, ведь эта территория тоже вошла в Латгальскую СЭЗ.

Владислав Станкевич:

- Что касается Северной индустриальной зоны, надеемся, что еще одно предприятие вот-вот будет стартовать там со своим проектом. Планирует развернуться еще одно, которое активно занимается машиностроением, сейчас с ним ведем активные переговоры. Это молодые местные ребята с хорошим инженерным образованием.

Вы говорили об ужасном старом здании… Они как раз покупают четвертую часть этого здания, и - если все получится - планируют поставить производство еще на 120 рабочих мест. Сейчас у них уже работает около 130 человек. Я всегда говорю: те, кто имеет хороший выход на покупателей и экспортеров, они все живут хорошо. Это у нас такая больная латгальская тема… У нас достаточно много производителей, но... хромают продажи.

Работающие производства в Северной индустриальной зоне тоже есть

FOTO: Каспарс Мейнертс/TVNET

- Это Вы не про «Белмаст» говорите? С моей стороны это только догадка... Но корпус с вывеской этой фирмы в промзоне выделяется на фоне разрухи. И по машинам вокруг него видно, что люди там и работают, и зарабатывают…

Ивета Малиня — Табуна:

- О каком именно предприятии идет речь, мы пока не скажем — уж извините!.. Это коммерческая тайна, некорректно кого-то заранее называть, пока идут переговоры.

Владислав Станкевич:

- Названный Вами «Белмаст» действительно входит в СЭЗ... Но я сейчас говорю об инвестициях другого предприятия. «Белмаст» занимается металлоконструкциями. А это — машиностроители.

- Вы говорите об использовании четвертой части старого корпуса, значит, нет планов его сносить? Ведь то, что мы там снаружи видели, выглядит совершенно ужасно, а фотографы, побывав внутри, выкладывают на сайтах снимки… На них просто-таки натура для фильмов ужасов!..

- Сносить это очень и очень дорого. Нынешний владелец этого точно не будет делать, часть здания они продают, а что будет с остальной частью здания, это пока сложно сказать. То, о чем я сказал - это планы на будущее, насколько все состоится, это от нас напрямую не зависит.

Четыре латгальских «коня»

- Понятно. Но как вы тогда могли бы обозначить перспективы развития?..

- В Латгалии у нас

четыре направления которые реально работают — это машиностроение, деревообработка, текстиль, который очень активно развивается, и еще производство продуктов питания. Это те четыре коня, которые тянут за собой всю Латгалию.

И по специальной экономической зоне, мы видим, что предприятия этих отраслей максимально заинтересованы, они же являются и основными экспортирующими отраслями.

Как они будут развиваться дальше, сказать трудно, потому что это достаточно сложный макроэкономический процесс.

Сегодня уже много работников из Латгалии уезжают работать уже не в Европу, а в соседнюю Эстонию.

У них укрепляется транспортный сектор, самый мобильный, и выше зарплаты: у эстонцев и капитализация самих предприятий выше, и в Финляндию многие работать уехали. Так что сейчас им проще людей перетащить к себе из Латвии.

Мы видим, что и министерство экономики уже обсуждает вопрос открытия рынка рабочей силы. Несмотря на то, что есть безработица в определенных отраслях и по определенным профессиям, при этом чувствуется уже достаточно серьезная нехватка рабочей силы. Могу предположить, что в течение двух-трех лет должны достаточно сильно вырасти зарплаты.

Я говорил со многими производителями: уже сейчас под Ригой работника дешевле, чем за тысячу евро на руки фактически найти невозможно.

Это означает, что из Латгалии люди будут уезжать в Ригу, будут уезжать в Эстонию. Но будут и здесь работать - на тех предприятиях, которые смогут платить относительно нормальную зарплату.

Ивета Малиня — Табуна:

- А платить нормальную зарплату смогут именно экспортирующие предприятия.

Владислав Станкевич:

- Да, это именно экспортеры, и это сильные экспортеры. Возможно, еще и те, кто имеет так называемые «вторые руки», то есть надежных посредников в других отраслях. Возможно, кто-то из существующих сегодня предприятий закроется, а кто-то, имея лучшие цены реализации, будет развиваться. Как именно все произойдет в течении трех лет, планировать достаточно сложно.

Еще один фактор, который на все повлияет — это строительство. Однажды мы это уже пережили, и пережить строительный бум снова нам предстоит в 2018 году. Достаточно много европейских средств в будущем году пойдет в строительство и, как говорится, все, кто только умеет «ходить и ползать», все они уйдут в строительство.

А в реальном секторе экономики будут проблемы в связи с этим. Немаловажно и как будет работать новая налоговая реформа с нового года. Если мы все эти факторы сопоставим, то понятно, насколько сложно сейчас что-либо прогнозировать… Думаю, что у основной массы сильных экспортеров все будет хорошо.

- Зарплаты у ваших экспортеров - в масштабе Латвии - тоже конкурентоспособные?..

Ивета Малиня — Табуна:

- Конечно, зарплаты у наших работников ниже, чем платили бы предприниматели за ту же работу в Риге, но для Даугавпилса и для Латгалии это хорошие зарплаты. Понятно, что с места на место не будут прыгать ведущие специалисты — главные инженеры или технологи - в них ведь большая нужда, есть нехватка кадров, и зарплаты у них, соответственно, приличные.

Ну, а все остальные… Посмотрим по реальным средним зарплатам — если в Латвии в среднем где-то 900 евро с чем-то, то в Латгалии ниже — 551 евро примерно...

Безработица и ... дефицит кадров

Владислав уже говорил, что мы от многих слышим и о нехватке специалистов.

В Ливаны, например, именно поэтому открыли филиал Резекненской высшее школы технологий — и люди приходят учиться по субботам и воскресеньям. И уже просят, чтобы и специальности IT тоже у них открыли. Есть такая тенденция: учебные заведения поворачиваются к нуждам работодателя, чтобы готовить кадры «на заказ» нуждается.

- А в Даугавпилсе у вас как с этим?

- В Даугавпилсе построили новый корпус университета, там много работают со всем, что связано с биологией, с нанотехнологиями, ведут исследования. И по машиностроению тоже есть направление… Закуплены умные роботы, новое поколение специалистов на них обучают, чтобы потом все это пошло в бизнес.

Кстати, решение об инвестициях в науку принимали вместе с предпринимателями, ведь трудно продвигать то, что не нужно местному рынку, в чем нет потребности... Сейчас Даугавпилсский университет единственный в Латвии обучает специалистов по направлениям, связанных с развитием аквакультуры.

- Аквакультура — это что имеется в виду?

- Это рыбоводство, водные рессурсы, наши озера, их обитатели и так далее... Сейчас мы видим тенденцию, что рыбу все больше ловят не в морях, а в пресных водах. Поэтому важно становится, как очищать воду, например, в естественных водоемах. И там у них в лабораториях всевозможные бассейны, лаборатории, в которых изучают бактерии, микроорганизмы, паразитов и прочее…

В Латвии уже есть кластер аквакультур, а готовых специалистов нет. Так что Даугавпилсский университет сразу начал работать вместе с предпринимателями, фактически они готовят кадры на заказ.

Даугавпилс: большие деньги и местная власть

- Скажите, Владислав, а сколько сегодня реально работающих предприятий уже в Северной индустриальной зоне в Даугавпилсе?

Владислав Станкевич:

- Порядка двадцати… Кто-то приходит, кто-то уходит, но порядка двадцати сейчас точно есть.

- А сколько создано там рабочих мест? Понятно, что все меняется, но каков порядок цифр?

- Порядка двух тысяч человек там работают.

- Когда мы смотрим на Даугавпилс со стороны, то кажется, что здесь у вас в коридорах власти сплошные интриги и конфликты между депутатами от разных политических сил. А как на ваших делах - на привлечении инвестиций, на предпринимателях - такая ситуация сказывается?

Ивета Малиня — Табуна:

- Мы непосредственно с ними со всеми работаем... Депутаты думы и Сейма нас поддерживают, они были одни из главных, кто поддерживал и продвигал закон о Латгальской экономической зоне. Мы ведь ходили и к премьерам, и с правительством на разных этапах консультировались.

- Именно Даугавпилс, Вы сейчас имеете в виду?..

- Да. Надо понимать, что основной потенциал региона концентрируется именно в Даугавпилсе. И нет смысла работать, если нет спроса.

Идея свободной экономической зоны, не привязанной к территории, потому и продвигалась, что предприниматели говорили: да, это надо!.. Говорили нам это и в Даугавпилсе.

Это же касается и правительственных программ развития Латгалии. В рамках первой было сделано то, что вы видели - подъездные пути к индустриальной зоне. Сейчас принята уже вторая программа, в ней еще четыре проекта, в том числе подъездные пути и другая инфраструктура.

Кроме того, есть программа для больших городов, другие проекты. Даугавпилс везде активно участвует. Латгальская программа — это комплекс мероприятия под инвесторапод конкретного предпринимателя- это целый пакет, включающий и налоговые льготы, которые должны заинтересовать ивестировать именно в наш регион.

- Это та самая программа, о которой мы с Вами говорили полтора года назад — те 52 млн евро, выделенные правительством на латгальский регион плюс Алуксне?

- Да.

- В этом году прошли муниципальные выборы, сменились люди во главе самоуправлений — в Даугавпилсе вон уж дважды сменились… А это как-то тормозит вашу работу — по планированию проектов, по привлечению инвестиций? Или же не сильно сказывается?..

- Знаете, в нашем случае новых людей нет. Да, избраны новые председатели думы в Балви, в Аглоне, в Даугавпилсе… Но ведь это не новые для нас люди. Рихарда Эйгима тоже мы давно знаем по Сейму, работали с ним вместе, о чем-то говорили и договаривались, так что дальше тоже идем по одному пути.

Да, в Лудзе новый мэр, но и с ним тоже мы работали, как с заместителем... Так что не могу сказать, что какие-то совсем уж новые люди к власти пришли. Мы давно сотрудничаем и идем в одном направлении.

Доступность коммуникаций для инвестора - плюс, цена электроэнергии - минус

FOTO: Каспарс Мейнертс/TVNET

Что мешает инвестициям?..

- Скажите, наверняка были уже инвесторы, привлеченные льготными условиями, которые рассматривали вариант работы в Даугавпилсе, в Латгалии, но все-таки с инвестициями сюда не пришли? И если были — то что становится причиной отказа от латгальского варианта? Что инвесторов тормозит?

- Цена электричества!.. Было много инвесторов, у которых планы были вполне реальные. Но как только они просчитывают по цене электричества... Инвесторы, у которых энергоемкие производства, тут же говорят: о, нет, мы - уходим!.. Есть инвесторы, которые экспортируют продукцию в такие страны, как Швеция, Финляндия… Им важно, чтобы производство было ближе, но цена электричества сразу же их смущает… Что, Влад, у тебя еще есть?..

Владислав Станкевич:

- Ну, во-первых, мы не единственное предложение по размещению производства — есть эстонцы, есть литовцы, есть очень сильные поляки, есть Балканы.

- Есть рядом с вами еще и Резекненская СЭЗ, которая только что была названа в топе финансовой прессы как одна самых перспективых индустриальных площадок…

- Ну, Резекненская СЭЗ… Фактически предложение у них с Даугавпилсом одинаковое, даже у Даугавпилса тут есть приоритет. Например, мы можем дать возможность разместить предприятие в Латгалии там, где инвестор хочет его его разместить, и по количеству рабочей силы, которую можно привлечь, мы привлекательней.

Второе, - Ивета об этом уже сказала — это высокая цена энергорессурсов. Третье — то, что связано с кризисом отношений с Востоком, по статистике инвестиций мы видим, что есть определенное падение, негативные факторы сказываются.

По сравнению с той же Эстонией, у нас нет стабильности налоговой политики, у нас каждый год что-нибудь меняется. А эстонцы как сделали 20 лет назад — так и идет, ну, может быть пару раз немножко поменяли...

Мы же меняем каждый год — микропредприятия бедные добиваем и никак добить не можем, какие-то ставки все время меняются, что-то понижаем, что-то увеличиваем. Бизнесу очень трудно в таких условиях планировать что-то на нсколько лет вперед…

Ивета Малиня — Табуна:

- Бизнес нам так и говорит: дайте нам пять лет, чтобы все было стабильно. Но пока так получается, что перемены у нас каждый год. Вроде стараются сделать как лучше, а получается… Получается, что по инвестору эта нестабильность бьет.

Сейчас мы с Министреством среды и регионального развития думаем над новым механизмом, пытаемся продвигать решение, которое облегчило бы жизнь предпринимателям, создающим производство с большим количеством рабочих мест. Надо, чтобы это тоже считалось инвестицией и такие проекты получали бы льготы, могли войти в Латгальскую экономическую зону.

- Как скоро такое решение могло бы быть на рассмотрении правительства?

- Сейчас мы над этим предложением работаем... Думаю, в начале следующего года они могли бы рассматриваться, если, конечно, будет политическая поддержка.

Проекты - сложнее, рабочие места - дороже

- А что сегодня зависит от самоуправлений? И в Даугавпилсе и в другим местах Латгалии. Чего Вы от них ждете? Чем они могут помочь привлечению инвестиций?

- Нам важно, чтобы был вектор на поддержку предпринимательства, чтобы в самоуправлениях работали люди, которые понимают, как работать с инвестициями, с бизнесменами. Все мы понимаем, что с каждым годом европейские проекты становятся все сложнее. И эта латгальская программа, в частности, самая сложная из всех.

Если самоуравление инвестирует три миллиона, то оно должно будет привлечь частных инвестиций на три миллиона, и еще на три миллиона создать рабочих мест: разделив 3 миллиона на 41 тысячу (а в такую примерно сумму обходится вновь создаваемое рабочее место)…

Так что условия очень жесткие как в банке! Их трудно выполнить. Самоуправлениям нужно работать непосредственно с предпринимателями-инвесторами — если что-то не пошло, не получилось, если хотя бы одной одной составляющей — проект не состоялся.

- Можно готовить-готовить проект, но дело так и не пойдет… В софинансировании всегда ведь есть и государственные средства?

- Да, мы работаем со средствами фонда ERAF, и там предусмотрено там софинансирование и государства, и самоуправления. И самоуправления сами очень активно сейчас работают с потенциальными инветсторами — они ищут проекты, смотрят условия, предлагают…

- Мы только что вернулись из Даугавпилса, и мэр города господин Эйгимс — как раз говорил о дополнительных льготах и условиях, на которые город готов пойти, привлекая потенциальных инвесторов в проекты...

- Да, и этот вектор самоуправлениям очень важно держать. Всем нам нужно что-то в своих головах поменять. Все ведь привыкли, что у нас в бюджетах очень много отводится на социальные нужды...

Все мы живем от тех денег, от той прибавочной стоимости, которую делает предприниматель. И если не вкладываться в софинансирование, все мы будем беднее... Мы не можем все время только танцевать и петь, нам все же надо работать, и работать сегодня надо по-умному.

Будем честными: у нас не так уж и много людей с геном предпринимателя, тех, кто умеет понять, как действовать сегодня, чтобы быть в выигрыше завтра, кто умеет быть впереди на пару шагов. Люди, которые сумели использовать возможности, которые были в предыдущих проектах, в Латгалии есть и это люди очень разные.

Важно, чтобы и в следующих поколениях люди, способные к предпринимательству, у нас были. Одно дело, когда папа или мама передает дело своим детям. Но нужно и самим создавать что-то новое, быть готовыми к переменам, делать то, чего никто прежде не делал. Заранее трудно понять — что именно в будущем выстрелит, а что не выстрелит, и вырастет ли во что-то прибыльное твоя бизнес-идея. Надо понимать, что инвестор сегодня говорит с тобой, завтра — с кем-то другим, это ведь конкуренция.

Успешно работающие производства преображают промзону

FOTO: Каспарс Мейнертс/TVNET

- Владислав как раз говорил, что сегодня Латгальская СЭЗ конкурирует скорее не с соседней Резекненской СЭЗ, а с Балканами, другими регионами и странами, стремящимися развивать у себя производство.

- С Резекненской СЭЗ мы скорее сотрудничаем, если видим, что условия у них под проект потенциального инвестора больше подходят, туда и направляем…

- Можно привести примеры бизнес-проектов, которые состоялись, «выстрелили», где все получилось — инвестиции пошли в регион? Есть у СЭЗ уже первые истории успеха?

- Мы фактически работаем как Латгальская СЭЗ с нового года. На сегодняшний день заключены юридически шесть договоров с предприятими, уже получившими статус СЭЗ и оформивших землю как территории СЭЗ. Это общие инвестиции на сумму свыше одного миллиона и 35 новых рабочих мест, общая территория, на которой работают предприятия - 45 гектаров.

Один из договоров заключили деревообработчики, причем прежде один проект они уже закончили, теперь делают новый. Еще одно предприятие СЭЗ занимается металлоконструкциями и их производство. Еще два — это текстильщики, в том числе те, кто производят рабочую одежду. Остальные - это машиностроение и металлообработка, а также обхозяйствование недвижимости.

Сейчас работаем еще с двумя предприятиями, они тоже работают в металлообработке и машиностроении.

- А как территориально названные предприятия по Латгалии распределились?

Владислав Станкевич:

- В Даугавпилсе — три договора у нас заключены и еще два предприятия готовят вступление в СЭЗ. Еще два проекта — в Краславе, один — в Ливаны.

- Спасибо.

(Во второй части беседы - о будущем Латвии и Латгалии. А также о том, что думают практики о долгосрочных прогнозах ученых и предпринимателей, обсуждавшихся в дискуссиях проекта «Формула Латвия - 2050»).


Автомобили - объявления MM.lv

28/06/2019 Даугавпилс
2 000 €

Продаю BMW 528, Декабрь, Техосмотр до: 08/2019, 194 л.с./5и-ступ., Тип кузова: Седан, Цвет: Серый/Металлик, Количество дверей: 4/5, Количество мест: 5, Коробка передач: Механическая.

19/06/2019 Madoma
1 300 €

Продаю Toyota Yaris, Сентябрь, Техосмотр до: 03/2020, Пробег: 192 000 км, 68 л.с./5и-ступ., Цвет: Серебрянный/Металлик, Количество дверей: 4/5, Количество мест: 5, Коробка передач: Механическая. Продаю авто в хорошем техническом состояние. Вложений не требует. Маленький расход и транспортный налог в...

09/07/2019 Даугавпилс, Ругели
1 300 €

Продаю Audi A6, S Line, Январь, Техосмотр до: 01/2020, Пробег: 260 000 км, Сервисная книга, 150 л.с./6и-ступ., Тип кузова: Универсал, Цвет: Серебрянный/Металлик, Количество дверей: 4/5, Количество мест: 5, Коробка передач: Механическая.

30/06/2019 Краслава
1 700 €
Написать комментарий
Показать предыдущие 9 комм.
Чтобы к этой "индустриальной" зоне проявили интерес инвесторы, необходимо снести к чертям все постройки!!! Это невозможно сделать сразу, но можно было сделать постепенно! Сначала одно здание, затем другое. На кой потенциальному инвестору этим заниматься? Ему нужна площадка и коммуникации, а не полуразрушенное здание.

Чтобы к индустриальной зоне проявили интерес инвесторы, в городе должны быть индустриальные рабочие, которых нет.

Чтобы к индустриальной зоне проявили интерес инвесторы, в городе должны быть индустриальные рабочие, которых нет.

И удобные/хорошик дороги до городы. А не как трасса Рига/Д-пилс!

Предложение журналистам - представьте аналогичный обзор по ситуации на территории БЫВШЕГО профилактория стройтреста в Межциемсе ,заодно и проинтервьюируйте Дриксне по планам на БЫВШИЙ санаторий .

Чтобы к индустриальной зоне проявили интерес инвесторы, в городе должны быть индустриальные рабочие, которых нет.

Было бы желание у инвесторов, обучили бы работе. Но идти в разруху ни у кого нет желания. Это лишний раз подтверждает, что у думы нет плана по привлечению инвесторов. Вместо поездок куда-либо снесли бы развалины.

"Текстильное производство" , вступили в СЭЗ - простите, ржу, нимагу! Где у нас производят ткани? То, что этот знаток зовет "текстильным производством" - это швейка в Северном, бывший "Блак маммут" одна из многих и не самая удачная. Не производят они совершенно ничего, получают готовые детальки от шведов, шьют из них рабочую одежду и труселя за копейки и шведам назад отправляют. У нас так 99% швейных предприятий в городе работают. А этих Петюня Дзалбе и Лачплесис перед выборами в СЭЗ протащили непонятно как с таким долгами по налогам. За год практически все работники поменялись. Станкевич в курсе, что значит производство и чем оно отличается от услуги по пошиву? Гость

Это называется сборочное производство. Получаешь детальки, собираешь продукцию. Как вариант, тоже имеет право на существование. При СССР много производств работали по такой схеме. Именно отсутствие деталек, а там где сырьевая переработка, отсутствие сырья, привели к развалу латвийского производства. Что-то я не помню, чтобы наша Радиотехника производила микропроцессоры или полупроводники, однако это тоже было производство.

Это называется сборочное производство. Получаешь детальки, собираешь продукцию. Как вариант, тоже имеет право на существование. При СССР много производств работали по такой схеме. Именно отсутствие деталек, а там где сырьевая переработка, отсутствие сырья, привели к развалу латвийского производства. Что-то я не помню, чтобы наша Радиотехника производила микропроцессоры или полупроводники, однако это тоже было производство.

Производство - это цикл, от разработки модели и закупки сырья ( в том числе микропроцессоров и полупроводников) до поиска рынков сбыта. В данном случае никакого производства нет в принципе, есть услуга по пошиву. Она и оплачивается как услуга, и с точки зрения налогооблажения тоже услуга. Плата идет не за готовое изделие, а за ВРЕМЯ , потраченное на прошив этого изделия. Причем время расчетное, а не реальное. Это "производство" не может поменять ни одну строчку, ни одну заклепку на миллиметр сдвинуть, ни пуговицу в другом месте пришить. Если сделают, то это брак и будут переделывать.

Жалуются на нехватку инженеров.А ведь есть еще люди-пенсионеры ( у которых еще есть и здоровье,и силы,и желание, и хорошее советское высшее образование ) , которые хотели бы поработать,но их нигде не берут ,типа старые. А они еще Ого-го. И они так по-немногу перебиваютя мелкими халтурками.

Латышам доверять себя не уважать, бизнес давно ушёл из латвии, выбрасывать деньги на ветер дураков нет, но желание латышей найти очередную жертву понятно жрать хотят, латышским нищебродам голимым криминальные действия позволяет вселатышская коррупционная круговая порука, все знают хитрожопых латышей, проект "латвия" закончился, Ivan

ближайший пример - 5000 евриков в год стали собирать с людей, которым нужно продлить вид на жительство,но когда они покупали недвижимость в Латвии, такого закона не было!

A cto tam delat? Kredit nikto nedaet daze v credit.lv

Производство - это цикл, от разработки модели и закупки сырья ( в том числе микропроцессоров и полупроводников) до поиска рынков сбыта. В данном случае никакого производства нет в принципе, есть услуга по пошиву. Она и оплачивается как услуга, и с точки зрения налогооблажения тоже услуга. Плата идет не за готовое изделие, а за ВРЕМЯ , потраченное на прошив этого изделия. Причем время расчетное, а не реальное. Это "производство" не может поменять ни одну строчку, ни одну заклепку на миллиметр сдвинуть, ни пуговицу в другом месте пришить. Если сделают, то это брак и будут переделывать. Гостья

В таком случае при СССР вообще не было производства. Потому что никто не искал рынка сбытов, всё делалось на основании планов "производства".
Если что, я не про швейку (чего вы на ней зациклились), а в целом.

В таком случае при СССР вообще не было производства. Потому что никто не искал рынка сбытов, всё делалось на основании планов "производства". Если что, я не про швейку (чего вы на ней зациклились), а в целом.

умные люди тогда планы составляли!

ja spatj

умные люди тогда планы составляли! однако

Умные люди? Это вы сейчас так пошутили?

В таком случае при СССР вообще не было производства. Потому что никто не искал рынка сбытов, всё делалось на основании планов "производства". Если что, я не про швейку (чего вы на ней зациклились), а в целом.

При СССР многое было в странном виде - сбыт и сырье искать не надо было, а на каждом предприятии при этом были снабженцы и спецы по сбыту. СССР 25 лет уже как нет, что вы на нем зациклились?
Эту конкретную швейку великий спец Станкевич называет "текстильным производством", хотя по деятельности она ничем не отличается еще от 16 таких же предприятий по городу, что вызывает обоснованное недоумение.

Умные люди? Это вы сейчас так пошутили? Н

жили в основном не богато, но по помойкам ни кто не шарился и не ел корочки около мусорников!

жили в основном не богато, но по помойкам ни кто не шарился и не ел корочки около мусорников! нет, какие шутки

Просто статья была за тунеядство, а всех, кто сейчас по помойкам шарится лечили трудом в ЛТП. У меня в соседнем доме такое семейство жило - Коля и Леля, алкашня конченая. Коля числился грузчиком, а Леля рабочей на заводе. Их в ЛТП по два раза в год отправляли, как правило прямиком с места работы.

О каком именно предприятии идет речь, мы пока не скажем — уж извините!

Ох, терзают меня смутные сомнения, что знаю я, кто эти молодые да прыткие. Образование у них хорошее? Да уж..

Много текста, все не по существу. В очередной читаю и удивляюсь, как наши чиновники умеют говорить. Как все их речи и факты далеки от реальности. В Латвиии, пожоже две реальности паралельно существуют друг с другом.

жили в основном не богато, но по помойкам ни кто не шарился и не ел корочки около мусорников! нет, какие шутки

Разумеется. Корочки каждый кушал сидя дома у пустого холодильника.

Жалуются на нехватку инженеров.А ведь есть еще люди-пенсионеры ( у которых еще есть и здоровье,и силы,и желание, и хорошее советское высшее образование ) , которые хотели бы поработать,но их нигде не берут ,типа старые. А они еще Ого-го. И они так по-немногу перебиваютя мелкими халтурками. Даугавпилчанка

не не старые, а языка на вышку не знают - а без языка тут никто не нужен, а зачем вкладывать в обучение, если лучше крикнуть караул - нет рабочей силы и от Европки денег попросит, а то уже нечего себе в кармам класть - фондики заканчиваются

Написать комментарий