Из жизни Н.А. Морозова – узника Двинской крепости 3

Российский телесериал «Дед Морозов», производства «Киностудии КИТ», режиссера Юрия Поповича, на телеканале НТВ начнет демонстрироваться 12 июня.

Сериал основан на реальных событиях: как утверждается в аннотации, эта история о человеке, который ушел на фронт 87-летним стариком.

Предваряя просмотр телесериала о Николае Александровиче Морозове, предлагаем читателям сайта gorod.lv материал нашего корреспондента о наиболее ярких, противоречивых, судьбоносных и невероятных событиях его жизни. Кем он только не был: террористом, масоном, изобретателем, летчиком, ученым-энциклопедистом, писателем, поэтом, снайпером и др. Три года провел в одиночке Алексеевского равелина Петропавловский крепости и 21 год в Шлиссельбургской крепости. Находясь в заключении в Двинской крепости, Николай Александрович Морозов выучил иврит и писал мемуары.

Мечтал стать ученым, а стал террористом

По одной версии, 15-летний Николай Морозов в 1869 году был отчислен из 2-й московской гимназии из-за плохой учебы, а чуть позже – в 1871 и 1872 годах – являлся вольнослушателем медицинского факультета Московского университета. По другой, он был исключен из гимназии без права поступать в высшие учебные заведения России за демократические воззрения – сказалось домашнее воспитание. Так, отказав в праве на образование, царская власть сама толкнула его на революционный путь.

Последующее десятилетие его жизни было бурным: в 1874 году он стал «народником» и участвовал в «хождении в народ», вел пропаганду среди крестьян. Стал одним из руководителей организации «Земля и воля», а в 1879 году вошел в исполнительный комитет «Народной воли», где главными средствами политической борьбы считались револьвер, кинжал и динамит. Морозов был ярым радикалом и предлагал постоянно использовать террор в качестве регулятора политической жизни. В 1880 году в Лондоне встречался с Карлом Марксом, был близко знаком с казненными за убийство императора Александра II Николаем Кибальчичем, Софьей Перовской, Андреем Желябовым.

Арестовали его в 1881 году (еще до убийства императора) и в 1882-м осудили на пожизненное заключение – было доказано его участие в одном из семи покушений на Александра II, когда народовольцы сделали подкоп под железной дорогой. Три года он провел в одиночке Алексеевского равелина Петропавловской крепости. Лишь в 1887 году ему впервые дали бумагу, а на следующий год – чернила. В 1984-м он был переведен в Шлиссельбургскую крепость, где находился 21 год.

«Я не сидел в крепости, я сидел во Вселенной»

В холодной одиночной камере Шлиссельбургской каторжной тюрьмы Морозов не просто отбывал наказание. Он ежедневно изучал науки и сделал несколько открытий мирового значения. Вспоминал: «Некоторые вычисления приходилось делать подряд несколько дней и писать цифрами и преобразованиями страниц по двадцать бумаги, а потом сводить все на одну страницу. И голова у меня под конец подобных утомительных операций готова была лопнуть, а бросить посредине и отдохнуть было нельзя, чтобы не потерять связи начала вычислений с их концом».

Во время заточения он по самоучителю выучил одиннадцать иностранных языков и после освобождения по амнистии 1905 года сумел вывезти из тюрьмы 26 томов рукописей по различным наукам – химии, физике, математике, астрономии, авиации, политэкономии, истории, математике, биологии и др. На свободе он активно включился в научно-педагогическую деятельность. По представлению Д.И. Менделеева в 1906 году за работу «Периодические системы строения вещества» Морозову без защиты диссертации была присуждена степень доктора химии. Позднее академик Игорь Курчатов отметит: «Современная физика полностью подтвердила утверждение о сложном строении атомов, разработанное в свое время Н.А. Морозовым».

Он преподает в Петербургской высшей вольной школе П.Ф. Лесгафта – педагога, анатома и врача, создателя научной системы физического воспитания. Его избирают членом Русского, Французского и Британского астрономического обществ и Русского физико-химического общества, он избирается председателем Русского общества любителей мироведения. Академик Сергей Иванович Вавилов так отзывался о Морозове: «Этот научный энтузиазм, совершенно бескорыстная, страстная любовь к научному исследованию должны остаться примером и образцом для каждого ученого, молодого или старого».

Последний арест

В последний раз Николай Александрович Морозов был арестован в Крыму в 1912 году (ему было 58 лет) и по решению Московской судебной палаты заключен в Двинскую крепость. Поводом ареста послужила публикация сборника стихов «Звездные песни», где превалировали революционные настроения и антирелигиозные взгляды. Позднее Николай Александрович вспоминал: «Воспользовался этим случаем, чтобы подучиться древнееврейскому языку для целесообразной разработки старозаветной Библии, и написал там четыре тома «Повестей моей жизни», которые я довел до основания «Народной воли», так как на этом месте окончился срок моего заточения».

Освобождение последовало в 1913 году по амнистии в честь 300-летия дома Романовых. Льва Николаевича Толстого очень заинтересовали мемуары, написанные Морозовым в Двинске: «…прочел с величайшим интересом и удовольствием. Очень сожалею, что нет продолжения…Талантливо написано. Интересно было взглянуть в душу революционеров. Очень поучителен для меня этот Морозов».

«Стремленью духа нет границы,

Широк безбрежный небосклон.

На мощных крыльях белой птицы

Осуществим наш детский сон!»

Николай Александрович Морозов стоял у истоков воздухоплавания и космонавтики. Получив звание пилота, он был председателем комиссии научных полетов, читал лекции в авиационной школе. Более сотни раз сам поднимался в воздух на первых аэростатах, и каждый полет был связан с риском. Не раз терпел аварии, чудом оставаясь живым, и был свидетелем гибели многих русских авиаторов. Он многое сделал для безопасности полетов. Например, создал первый в мире высотный герметический авиационный костюм – прообраз современного космического скафандра, а также изобрел спасительный экваториальный пояс, позволяющий автоматически превратить верхнюю часть воздушного шара в парашют, обеспечив тем самым плавный спуск гондолы на землю.

Двенадцатый иностранный

В Двинской крепости Николай Морозов овладел двенадцатым иностранным языком – ивритом. Благодаря знанию языков, в том числе древних, он в оригинале знакомился с источниками по истории человечества (Библией, например) и по-своему осмысливал заложенную в них информацию. Систематизировав древние тексты, описывающие, вероятно, одни и те же события, обратил внимание, что они датированы разными эпохами. Это позволило Морозову по-новому взглянуть на исторический процесс и создать свою концепцию развития человечества. Таким образом, им были заложены основы пересмотра традиционной истории. Эта идея не всем пришлась по душе, и в крупных научных центрах (МГУ, в частности) до сих пор происходят схватки «исправителей» хронологии и ученых, придерживающихся традиционных взглядов. Они Николая Александровича не очень жалуют, уличая в фальсификации, отсутствии доказательств, вольной интерпретации и вымысле: «В сфере «гуманитаристики» его можно назвать… «выдающимся лжеученым»».

Факты биографии

– Находясь в заключении, Н.А. Морозов сам вылечил себя от туберкулеза (методика включала и физические упражнения) – через полгода врачи, к своему изумлению, обнаружили, что заключенный не только жив, но и полностью здоров;

– Н.А. Морозов – чуть ли не единственный, кого не затронули сталинские репрессии. В 1945 году почетных академиков АН СССР было трое – микробиолог Н.Ф. Гамалей, Н.А. Морозов и И.В. Сталин. Награжден орденом Трудового Красного Знамени (1939 г.) и двумя орденами Ленина (1944, 1945 г. г.). До конца своих дней он оставался убежденным революционером и во всех анкетах писал: член партии «Народная воля»;

– В 1939 году в возрасте 85 лет окончил снайперские курсы ОСОАВИАХИМа и через три года выезжал на Волховский фронт, где участвовал в военных действиях;

 – Из письма из Шлиссельбургской крепости от 8 августа 1899 года: «Иногда буря срывает гнезда ласточек, и тогда их птенчики поступают к нам на воспитание, откармливаются мухами и пауками и помещаются в маленьких суконных гнездышках, пока у них не вырастут крылья. Вот и теперь воспитывается маленькая ласточка-сиротка по имени Чика…Она очень любит спать на груди за пазухой, в рукаве, а то и просто в кулаке. Любит, чтобы ее гладили и говорили с ней, и знает свое имя. Еще никогда не было такой милой и ласковой птички…»;

- Из поэзии: «Не умер тот, чей отзвук есть в других»;

- Н.А. Морозов был дружен с поэтом В.Я. Брюсовым, состоял в переписке с В.И. Лениным, Ф.Э. Дзержинским, А.В. Луначарским, В.Д. Бонч-Бруевичем, Я.Э. Рудзутаком, А.И. Рыковым, Н.И. Ежовым, Л.П. Берией, И.В. Сталиным.

Умер Николай Александрович Морозов в 1946 году.

8 июня , 19:00

Александр Внуков , Gorod.lv


Написать комментарий

Памятник такому человеку нужен в нашем городе.

Глыба,а не человек!С памятником согласен.

Написать комментарий