Иосиф Штейман: «Мой первый бой – под Москвой» 33

фото автора
фото автора

Все меньше приглашений шлет генеральное консульство России участникам обороны Москвы от фашистов: годы и ранения не щадят ветеранов.

С одним из них – профессором Иосифом Анатольевичем Штейманом, которому в 18 лет довелось участвовать в первом победном сражении Великой Отечественной войны и отогнать врага от стен Москвы, мы встретились вчера. Декабрьско-январская битва 70-летней давности теперь находится в центре внимания не только российской, но и мировой прессы. Кому, как не солдату и доктору исторических наук, оценить событие давних дней, в память о которых остались не только медаль «За отвагу» и орден Великой Отечественной войны.

- В августе 1941 года я и другие даугавпилчане, которым удалось эвакуироваться из города, и, будучи гражданами Латвии, которых в то время еще не призывали в армию, прибыли добровольно под Горький, где формировалась 201-я латышская стрелковая дивизия, – начал 87-летний  Иосиф Штейман, встретивший нас на пороге своей квартиры с авторучкой в руке, оторвавшись от писания очередной книги. – Скажу, что это национальное формирование, состоявшее из тысячи человек, был неоднородным: 54% составляли латыши, причем часть – российских, 13% – русские, 14% – евреи, остальных было поменьше. До ноября нас обучали, меня – стрельбе из 82-мм миномета, три части которого, каждая весом 20 кг, носили три человека.

С берегов Волги – марш под Москву сначала по железной дороге, потом пешком – примерно восемьдесят километров. Одеты были тепло, в ватники и шинели, валенки, но, несмотря на это, сорокаградусный мороз не позволял спать на снегу, да сон был таким коротким, на ходу, что и назвать его таким можно было с трудом. С марша – в бой, окопов не рыли. Ни разу, за два месяца пока вели наступление. Ни разу не ночевали в теплом помещении.

Не берусь описывать бои, стрельбу по врагу, ранения и гибель товарищей, врагов, просто не найду слов. Каждый, поднимаясь по приказу и долгу, понимал, что это может быть его последний бой. При этом наши солдаты не кричали «За Родину, за Сталина!», как показывали в старых военных фильмах, в лучшем случае, это было «Ура!». Не слышал я высоких слов, когда брали Наро-Фоминск или Боровск, которые стали первыми освобожденными российскими городами, после чего в нашей роте из 140 человек в строю осталось 30. Сильно поредели и ряды двинчан. Кому повезло, а кому нет. Общение с встречавшим нас счастливым населением было затруднено: мало кто из нас, я не из их числа, знали русский язык – его не преподавали тогда в школе.

После пяти дней передышки нас направили на Старую Руссу, где несколько месяцев шли позиционные бои. То один, то другой полк полностью или частично попадали в окружение, вырывались из него. Не хватало боеприпасов, отбиваться приходилось с помощью винтовок и карабинов, было голодно, ели павших замерзших лошадей, мясо которых нельзя было подогреть, чтобы не привлечь внимания фашистов. В подвале сельмага деревни Соколово нашли много кофе, долго варили из него кашу.

Весной 1942 года я был ранен в руку и ногу при выходе из окружения. Попал в один госпиталь, потом в другой. Две операции. Меня демобилизовали как инвалида. На торжествах по случаю присвоения латышской дивизии звания гвардейской за освобождение Наро-Фоминска и Боровска меня не было: лечился, и не один месяц.

Мотивация стойкости, мужества солдат и офицеров Красной Армии была, на мой взгляд, и такой: каждый по отдельности не выжил бы в противостоянии фашизму. Это понимали такие, как я, 18-летние, и те, кому было за 30 и 40. Многие из них, эвакуировавшихся из Латвии, а таких оказалось всего 50 тысяч человек, из которых 15 тысяч – евреи (из 93 тысяч), знали, что фашисты их уничтожат. За то, что евреи, за то, что служили в советских организациях, были коммунистам, комсомольцами, сочувствующими им, работниками милиции. Оказавшись к глубине СССР, они понимали, что победа гитлеровцев для них – смерть. Потому большинство и воевало добровольно. Оставшихся в оккупации массово уничтожали.

Инстинкт самосохранения двигал и мною, когда я взял в руки оружие. Надо было победить гитлеровцев, иного выхода не было. Падение столицы СССР имело бы огромное политическое значение, могло сыграть огромную роль в битве народов.

Говоря о вероломстве Гитлера, нельзя не сказать о диктаторе Сталине, который не верил, вопреки всем убедительным сведениям, что Гитлер начнет войну с СССР в 1941 году. Сталин был убежден, что это может случиться двумя годами позже. Кто мог переубедить его? Никто. Последнее слово было за ним. Он ничего не мог сказать народу, когда грянула война, отказавшись обратиться к народу, стране. Я пишу об этом в книге «Диктатура Сталина и ее последствия».

Далее судьба Иосифа Анатольевича Штеймана складывалась так:

- После госпиталя я начал учиться в Среднеазиатском университете в Ташкенте. Зря о нем пишут, что это город хлебный. Иначе бы я не уехал оттуда. В Даугавпилсе оказался в первый день его освобождения 27 июля 1944 года с оперативной группой, организованной правительством.

- Глядя на разрушенный родной город, не верил, что его можно возродить, занимался устройством людей на жительство, – вспоминает Иосиф Анатольевич. – Со стороны Гривы по городу еще стреляли фашисты.

Страсть к науке не оставляла земляка: он заочно заканчивает местный учительский институт, работает в нем преподавателем, экстерном – за год, вместо четырех лет – заканчивает Рижской пединститут. Затем была аспирантура в Московском государственном университете, защита кандидатской, а потом докторской диссертации там же, в Москве. Последовали десятилетия работы в вузе, где сам учился.

Женился в 22,5 года (подчеркивает, что именно такой  у него был возраст) на 18-летней медсестре военного госпиталя в Даугавпилсе. Через месяц Штейманы отметят 65-летие супружества. Вырастили двух дочерей, одна из которых стала, как и отец, ученым историком, вторая – стоматолог. Есть внуки, правнуки. Написанные Иосифом Анатольевичем книги занимают две длинные полки: их там более полусотни. По цитируемости в иностранных источниках и востребованности в университетских библиотеках труды даугавпилсского историка занимают место в первом десятке произведений латвийских ученых.



 

21.01.2011 , 17:35

Владимир Рудой , Gorod.lv


Написать комментарий
Показать предыдущие 13 комм.

...не смешите мои тапочки.....этот вояка всю войну отсиделся в Азии,....и корчит из себя героя.....ну-ну....помнится была в прошлом году,на сайте статейка о таком же юном еврейском *герое* ВОВ,который мыл полы у немцев,а дед его приходил за золото выкупать.....ОФИФЕТЬ,....

nu i esce dolbajeb piiiiiichto svoi dva slova napecatal!nadejus na tvoej mogile urodi nacistkj krest narisujut!!!

Что ты Сява(ка) тявкаешь,поучи жену щи варить.

sjava ne tjavkajet,sjava pravdu govorit...bilo bi v gorode hotja bi celovek 1000 schteimanov, a ne moraljnih zoofilov tipa PIHTO,i drugih mudakov zinji stali bi luche-ziznj stalo bi veselej!A GLAVNOE NIKTO BI NE ZAVIDOVAL BI!!!!!

...специально для Сяфки....
....так вот огрызок,....мой отец\светлая ему память\с первой минуты и до последнего выстрела,был на передовой линии ВОВ,....весь изранен,он не прятался по тылам,а после госпитолей снова становился в ряды однополчан....у него на фронте погибло шесть братьев,.....и он НИКОГДА не кичился своими подвигами,...хотя если на тебя повесить все его ордена и медали,...ты вряд ли поднялся от их тяжести со стула.....и только благодаря ему и таким,как он.....твое поганое семя еще топчет эту землю...

ne nochu bereditj starie rani,izvinjajusj pered otcom pihto.prosto hotelosj donesti mislj, u gospodina steimanisa ziznj udalasj-spasibo emu za eto!!!

Пихто: ...специально для Сяфки.... ....так вот огрызок,....мой отец\светлая ему память\с первой минуты и до последнего выстрела,был на передовой линии ВОВ,....весь изранен,он не прятался по тылам,а после госпитолей снова становился в ряды однополчан....у него на фронте погибло шесть братьев,.....и он НИКОГДА не кичился своими подвигами,...хотя если на тебя повесить все его ордена и медали,...ты вряд ли поднялся от их тяжести со стула.....и только благодаря ему и таким,как он.....твое поганое семя еще топчет эту землю...

Пихто! Не рассказывай сказки. Тебе примерно 30 лет. Ты гонишь про войну.Может ты имел ввиду деда?

Аноним: я конечно не против этого деда,но красной линией на сайте,проходит тема еврейских героев войны.О русских воинах ни слова,Куранова,вас,что,жиды содержат?

Слово "ЖИДЫ" говорит о вашем негативном отношении к еврейскому народу. Вот, хотелось бы узнать, что плохого сделали евреи лично вам? Это умнейшая нация, замечательные преданные друзья. Я лично общалась с людьми этой национальности и могу сказать, что они всю душу готовы отдать тому человеку, кто к ним относится по-человечески. Стыдно, драгоценный вы наш!

Катрин: Аноним: я конечно не против этого деда,но красной линией на сайте,проходит тема еврейских героев войны.О русских воинах ни слова,Куранова,вас,что,жиды содержат?Слово "ЖИДЫ" говорит о вашем негативном отношении к еврейскому народу. Вот, хотелось бы узнать, что плохого сделали евреи лично вам? Это умнейшая нация, замечательные преданные друзья. Я лично общалась с людьми этой национальности и могу сказать, что они всю душу готовы отдать тому человеку, кто к ним относится по-человечески. Стыдно, драгоценный вы наш!

Катрин,слово жид,является международным определением нации,по-русски звучит,как еврей.
читайте книжки.

ЖАЛЬ, ЧТО ЭТОГО ГАДА ТОГДА НЕ ПРИСТРЕЛИЛИ!

Преподаватель с большой букви! Именно профессор привил любовь к истории, к знаниям, желание изучать. Спасибо ему за его труд.

За смелость твоих анонимных высказываний тебе надо дать медаль "За отвагу". Можно даже не чеканить новую, а отнять у Штеймана. Это не он, а ты шел в рост на фашистов под Боровском. Не он, а ты был ранен и перенес две операции и с "белым" билетом отправлен в Ташкент. Это ты экстерном, за год, сдал в вузе экзамены за четыре года. Написал докторскую в МГУ... В общем, жизнь удалась, только вот звание почетного гражданина Даугавпилса осталось получить - и строчи себе в комментах.

Менту: За смелость твоих анонимных высказываний тебе надо дать медаль "За отвагу". Можно даже не чеканить новую, а отнять у Штеймана. Это не он, а ты шел в рост на фашистов под Боровском. Не он, а ты был ранен и перенес две операции и с "белым" билетом отправлен в Ташкент. Это ты экстерном, за год, сдал в вузе экзамены за четыре года. Написал докторскую в МГУ... В общем, жизнь удалась, только вот звание почетного гражданина Даугавпилса осталось получить - и строчи себе в комментах.

Ну допустим говорить о том как сейчас присваивают звание почётного гражданина, кому и за что, так лучше и вообще не говорить!.. стыдуха!... извратили всё, в том числе и понятие почётный гражданин.

nizkij poklon

Аноним: Катрин,слово жид,является международным определением нации,по-русски звучит,как еврей. читайте книжки.

Какие именно книжки антисемитская шелупонь нам предлагает читать?
Конкретно, плиз.

непочётный гражданин города: Ну допустим говорить о том как сейчас присваивают звание почётного гражданина, кому и за что, так лучше и вообще не говорить!.. стыдуха!... извратили всё, в том числе и понятие почётный гражданин.

Ну конечно, систематическое изучение истории города, издание книги об этой самой истории - разве это повод дать звание почётного гражданина...
Вот если б за срач в комментах давали, тогда бы - да.

Менту 23 января 11:53
............................
Не надо мне приписывать и присваивать то, чего я не заслужил а что статья написана учеником 7 класса это все претензии к автору.

Пихто: ...не смешите мои тапочки.....этот вояка всю войну отсиделся в Азии,....и корчит из себя героя.....ну-ну....помнится была в прошлом году,на сайте статейка о таком же юном еврейском *герое* ВОВ,который мыл полы у немцев,а дед его приходил за золото выкупать.....ОФИФЕТЬ,....

Не в Азии. В Богульме. Вербовал латышей для латышских дивизий, которые и полегли под Наро-Фоминском, уже русские латыши.

Зависть и только зависть делает людей злобными. Я бы гордился таким отцом, и потому плюю в рожу анониму и др.

Написать комментарий