10 декабря в истории Даугавпилса: похищение ребенка из коляски; I Добычинские чтения 19

Что происходило в этот день в Даугавпилсе в разные годы.

"Первые Добычинские чтения" в ДПИ

10-11 декабря 1990 года (30 лет назад) кафедра русской литературы и культуры тогда еще Даугавпилсского педагогического института провела "Первые Добычинские чтения" - в честь известного писателя, уроженца нашего города. За два дня был прочтен целый ряд литературоведческих и историко культурологических докладов. Весной следующего года материалы чтений были изданы и, несмотря на маленький тираж, получили широкую известность в кругу филологов и литераторов.

Историческая справка Gorod.lv. Леонид Добычин родился в 1894 году в Лудзе, но вскоре его семья переехала в Двинск. С 1903 (или 1904) по 1911 год он учился в Двинском реальном училище.

В своем романе «Город Эн» писатель изобразил Двинск 1900-х годов, введя таким образом уездный город в мировую культуру. В 1990-е годы добычинский роман был переведен на многие европейские языки, в 1998 году его издали в США.

Вышедшая в 1935 году повесть Добычина «Город Эн» навлекла на автора кампанию травли со стороны деятелей ленинградской писательской организации. Эта безобразная травля в виде публичной экзекуции настолько повлияла на писателя и его психику - писатель покончил жизнь самоубийством весной 1936 года.

Похищение ребенка из коляски

10 декабря 1992 года (28 лет назад) из коляски, оставленной молодой мамочкой у магазина Ezerzeme похитили полуторамесячного малыша. Поиски ребенка оказались безрезультатными.

Спустя 16 лет, благодаря бдительности руководителя Даугавпилсского Сиротского суда уже взрослый юноша был найден. Подросток заканчивал 9-й класс, ему пришлось сдавать госэкзамены и его персональные данные были отправлены в Министерство образования, где и обнаружили ошибку в его персональном коде. Когда проверили личное дело подростка, оказалось, что у него нет свидетельства о рождении, также выяснилось, что ребенка приняли в школу вообще без документов.

На женщину, которая украла ребенка и стала его приемной матерью, было заведено уголовное дело. Но потом его закрыли за давностью лет.

Впоследствии была проведена генетическая экспертиза, доказавшая родство украденного ребенка и его биологических родителей. А через месяц подростку вернули его настоящее имя. Он стал Русланом-Владимиром.

10 декабря , 18:00

Аристарх Двинский , Gorod.lv


Написать комментарий

He ponemaju svjazi Dodičina s ukradennim rebjonkom. Ja etot slučaj očenj horošo pomnju. U menja dočka pervaja rodilasj 1992 godu. Jesli eto raznije vešči, to rastavte vse točki nad "i".

iscez.inoplanetjane ukrali?

He ponemaju svjazi Dodičina s ukradennim rebjonkom. Ja etot slučaj očenj horošo pomnju. U menja dočka pervaja rodilasj 1992 godu. Jesli eto raznije vešči, to rastavte vse točki nad "i". Ja

Вам сколько лет и в какой школе учились?

Вам сколько лет и в какой школе учились? Алексей

V 12.

насчет травли Добычина-помните цитату
За что вы так
-Они,мессир ,погубили одного Мастера

насчет травли Добычина-помните цитату За что вы так -Они,мессир ,погубили одного Мастера ар-17

Читал "Город Эн"?

Читал "Город Эн"? Алексей

если честно-нет.Только цитаты в Нашей

если честно-нет.Только цитаты в Нашей ар-17

Почитай. Довольно интересно. Читаешь и понимаешь, где и что происходило!)

если честно-нет.Только цитаты в Нашей ар-17

Ссылку дать или сам найдёшь?

Как то даже не удивляет,что Добычина закритиковали в Ленинградском Союзе писателей.Написать в 1935 году повесть "Город Эн" о провинциальном еврейском городишке времен Российской империи,где почти все описываемые персонажи евреи и это тогда когда СССР стал индустриальным гигантом и молодые люди читали стихи Маяковского.Не критикую,но писать хорошо о царском времени в то время было глупо.

Как то даже не удивляет,что Добычина закритиковали в Ленинградском Союзе писателей.Написать в 1935 году повесть "Город Эн" о провинциальном еврейском городишке времен Российской империи,где почти все описываемые персонажи евреи и это тогда когда СССР стал индустриальным гигантом и молодые люди читали стихи Маяковского.Не критикую,но писать хорошо о царском времени в то время было глупо. Ага!

Ну какую же ты ерунду городишь. Не читал книгу или читал и ничего не понял, так помолчи, мобыть, сойдешь за умного.

Ты свое мнение,безниковый,при себе держи,раз не можешь его обосновать.А я свое высказал.

Как можно кражу живого ребёнка сравнивать со сроком давности? Лишнее подтверждение, что вы,
в прокуратуре, Латвии хуторяне. Для генетических родителей, с их трагедией и переживаниями это убийство. Хотел бы знать, как сложилась дальше его судьба.

Короткие фрагменты из романа "Город Эн" где описан Двинск:

Тюремный замок, четырехэтажный, с башнями, был виден впереди. Там был престольный праздник богородицы скорбящих, и мы шли туда к обедне. Александра Львовна Лей морализировала, и маман, растроганная, соглашалась с ней.
- Нет, в самом деле, - говорили они, - трудно найти место, где бы этот праздник был так кстати, как в тюрьме.

День был солнечный, и улица сияла. Шоколадная овца, которая стояла на окне у булочника, лоснилась. Телеги грохотали. Разговаривая, мы должны были кричать, чтобы понять друг друга. Мы полюбовались дамой на окне салона для бритья и осмотрели религиозные предметы на окне Петра купца Митрофанова. Марш грянул. Приближалась рота, и оркестр играл, блистая. Капельмейстер Шмидт величественно взмахивал рукой в перчатке. Мадам Штраус в красном платье выбежала из колбасной и, блаженно улыбаясь, без конца кивала ему. Кутаясь в платок, Л. Кусман приоткрыла свою дверь.

- Вот, кажется, хороший переулочек, - сказала мне Цецилия. Мы свернули, и костел стал виден. С красной крышей, он белелся за ветвями. У его забора, полукругом отступавшего от улицы, сидели нищие. Цецилия воспользовалась случаем, и мы зашли туда. Там было уже пусто, но еще воняло богомольцами. Две каменные женщины стояли возле входа, и одна из них была похожа на Л. Кусман и драпировалась, как она. Мы помолились им и побродили, присмирев. Шаги звучали гулко. - Наша вера правильная, - хвасталась Цецилия, когда мы вышли. Я не соглашался с ней.

Солнце уже пригревало немного. Мы жмурились, стоя на дамбе. Внизу шевелились хоругви. Пестрелись туалеты священников. Елки темнелись. Когда застреляли из пушек, Софи Самоквасова прибежала откуда-то и притащила с собой инженера Карманова. Ростом он был ниже дам. - Очень рад, - восклицал он, раскланиваясь. Он был в форменной шапке. На пуговицах у него были якори и топоры. Борода у него была всклочена и казалась нечесаной. - Водосвятие прошло очень мило, - сказал он и из-за пенсне подмигнул мне. Прощаясь, он пригласил меня на железнодорожную елку.
Расставшись с ним, мы впятером прогулялись по дамбе по направлению к крепости. Виден был ее белый собор с двумя башнями. Узенькие, они издали походили на свечки. Говорят, это бывший костел, - рассказала Софи Самоквасова. Дамы, увлекшись беседой на религиозные темы, отстали. Я разговаривал с Сержем, хихикая. Мимо, с солдатом на козлах, промчалась какая-то барыня.

Иван Фомич служил инспектором реального училища. Мы стали посещать училищную церковь. Впереди ученики стояли скромно. На средине бородатые учителя в мундирах с университетскими значками и прическах ежиком крестились. Возвращаясь, дамы лестно отзывались о них и хвалили их за набожность. Серж полюбил играть в "училище", а инженерша стала сообщать училищные новости. Так мы узнали об ученике шестого класса Васе Стрижкине. Во время физики он закурил сигарку и с согласия родителей был высечен.

Раз как-то инженерша с Сержем завернула к нам. Она услышала об очень выгодных конфетах - "карамель Мерси", имеющихся в лавке Крюкова за дамбой. Мы отправились туда. Светило солнце. Из торговой бани выходили люди с красными физиономиями. Бабы с квасом останавливали их. Аптекарская лавка была тут же. Мыло и мочалки красовались в ней. Мы встретили ученика, который щелкнул меня по затылку на параде в Новый год. Он шел, посвистывая.

Короткие фрагменты из романа "Город Эн" где описан Двинск: Тюремный замок, четырехэтажный, с башнями, был виден впереди. Там был престольный праздник богородицы скорбящих, и мы шли туда к обедне. Александра Львовна Лей морализировала, и маман, растроганная, соглашалась с ней. - Нет, в самом деле, - говорили они, - трудно найти место, где бы этот праздник был так кстати, как в тюрьме. День был солнечный, и улица сияла. Шоколадная овца, которая стояла на окне у булочника, лоснилась. Телеги грохотали. Разговаривая, мы должны были кричать, чтобы понять друг друга. Мы полюбовались дамой на окне салона для бритья и осмотрели религиозные предметы на окне Петра купца Митрофанова. Марш грянул. Приближалась рота, и оркестр играл, блистая. Капельмейстер Шмидт величественно взмахивал рукой в перчатке. Мадам Штраус в красном платье выбежала из колбасной и, блаженно улыбаясь, без конца кивала ему. Кутаясь в платок, Л. Кусман приоткрыла свою дверь. - Вот, кажется, хороший переулочек, - сказала мне Цецилия. Мы свернули, и костел стал виден. С красной крышей, он белелся за ветвями. У его забора, полукругом отступавшего от улицы, сидели нищие. Цецилия воспользовалась случаем, и мы зашли туда. Там было уже пусто, но еще воняло богомольцами. Две каменные женщины стояли возле входа, и одна из них была похожа на Л. Кусман и драпировалась, как она. Мы помолились им и побродили, присмирев. Шаги звучали гулко. - Наша вера правильная, - хвасталась Цецилия, когда мы вышли. Я не соглашался с ней. Солнце уже пригревало немного. Мы жмурились, стоя на дамбе. Внизу шевелились хоругви. Пестрелись туалеты священников. Елки темнелись. Когда застреляли из пушек, Софи Самоквасова прибежала откуда-то и притащила с собой инженера Карманова. Ростом он был ниже дам. - Очень рад, - восклицал он, раскланиваясь. Он был в форменной шапке. На пуговицах у него были якори и топоры. Борода у него была всклочена и казалась нечесаной. - Водосвятие прошло очень мило, - сказал он и из-за пенсне подмигнул мне. Прощаясь, он пригласил меня на железнодорожную елку. Расставшись с ним, мы впятером прогулялись по дамбе по направлению к крепости. Виден был ее белый собор с двумя башнями. Узенькие, они издали походили на свечки. Говорят, это бывший костел, - рассказала Софи Самоквасова. Дамы, увлекшись беседой на религиозные темы, отстали. Я разговаривал с Сержем, хихикая. Мимо, с солдатом на козлах, промчалась какая-то барыня. Иван Фомич служил инспектором реального училища. Мы стали посещать училищную церковь. Впереди ученики стояли скромно. На средине бородатые учителя в мундирах с университетскими значками и прическах ежиком крестились. Возвращаясь, дамы лестно отзывались о них и хвалили их за набожность. Серж полюбил играть в "училище", а инженерша стала сообщать училищные новости. Так мы узнали об ученике шестого класса Васе Стрижкине. Во время физики он закурил сигарку и с согласия родителей был высечен. Раз как-то инженерша с Сержем завернула к нам. Она услышала об очень выгодных конфетах - "карамель Мерси", имеющихся в лавке Крюкова за дамбой. Мы отправились туда. Светило солнце. Из торговой бани выходили люди с красными физиономиями. Бабы с квасом останавливали их. Аптекарская лавка была тут же. Мыло и мочалки красовались в ней. Мы встретили ученика, который щелкнул меня по затылку на параде в Новый год. Он шел, посвистывая. Город Эн

Вы бы нашли сайт или его создали, чтобы заняться лирикой, но здесь вы не в теме.

Взял бы кто из вас и написал бы кгиженцию про Д. Спустя 200 лет чтения бы организовали вашего имени

А ведь да помним этот случай Как бедная биологическая мать потеряла все Интересно общается с биологической мамой или нет паренек

Читал книгу, 2ое издание. Очень благодарен и писателю, и издателю. Я там нашёл родственников моего отца, а значит и своих. Благодаря этому удалось найти и ныне живущих потомков. Чему очень рад.

Читал книгу, Я там нашёл родственников моего отца, а значит и своих. Благодаря этому удалось найти и ныне живущих потомков. Чему очень рад. житель Латвии

Поделились бы с горожанами)

Написать комментарий