Законопроект «против русского языка», скорее всего, «похоронили» в комиссиях

Разработанный партией "Консервативные" законопроект о статусе латышского языка, который существенно ограничивал сферу применения, в частности, русского языка, не прошел рассмотрение Юридической комиссии Сейма, пишет портал rus.delfi.lv.

При голосовании во вторник комиссия не собрала кворум. От участия в голосовании воздержались Валерий Агешин и Иван Рыбаков ("Согласие"), а также Мария Голубева и Инесе Войка (AP!). Еще три депутата — Алдис Гобземс, Инесе Либиня-Эгнере (Новое Единство) и Юлия Степаненко — в заседании не участвовали. На заседании комисси на прошлой неделе кворум также был сорван.

Ранее законопроект подвергся критике со стороны Юридического бюро Сейма. Во время заседания комиссии представитель бюро Лилита Вилсоне заявила, что он во многом дублирует нормы Закона о госязыке. Бюро выступило против разделения на "официальные языки стран ЕС" и "иностранные языки", поскольку это противоречит регулированию, которое уже предусматривает Закон о госязыке. Кроме того, включенное в законопроект понятие общественно значимых коммерсантов, которые до сих пор ни в каких нормативных актах не зафиксировано. С критикой закона на заседании выступила и представитель Латвийской конфедерации работодателей Кристине Робежниеце.

"Осознанный срыв кворума, который осуществили представители "Согласия" и "Развитию/За!", означает, что в 13-м Сейме у этого законопроекта нет никаких перспектив, и в 14-м — тоже, — заявил член юридической комиссии Валерий Агешин ("Согласие"). — Старый Сейм не успеет рассмотреть даже в первом чтении, а у новоизбранного не будет возможности возобновить работу с ним. Теоретически есть вероятность, что новый парламент напишет совсем другой законопроект или улучшит этот и будет его продвигать с нулевого чтения, например, с подачи Нацобъединения. Но зачем? Как юрист я могу сказать, что использование госязыка уже регулируется двумя нормативными актами — Конституцией Латвии и Законом о госязыке. Третий — это дурной тон".

По мнению Агешина, продвижение такого документа создает ненужное и опасное напряжение в обществе, поэтому проект должен быть отклонен.

"На это неоднократно указывало юридическое бюро Сейма в лице госпожи Вилсоне, — подчеркивает депутат. — Иногда законы в нашей стране двигаются исключительно на основании политической воли большинства Сейма. Но если до выборов большинство в едином порыве его поддержало в нулевом чтении, то после окончания предвыборной горячки он уже неактуален. Думаю, законопроект не перейдет даже на заключительное заседание парламента".

Ранее уже сообщалось, что законопроект в Сейм подали депутаты партии "Консервативные" — Кришьянис Фелдманс, Сандис Риекстиньш, Айнарс Башкис, Линда Мелне и Янис Бутанс. В 14-й Сейм партия не попала, не сумев преодолеть пятипроцентный барьер.

Законопроект "Консервативных" запрещал коммуницировать "на языке, который не является официальным языком ЕС" (то есть, на русском) муниципальным и государственным учреждениям, а также коммерсантам, оказывающим общественные услуги, которыми пользуются фактически все жители без исключения. Фактически это все коммунальные услуги, услуги электронной связи, кредитования, общественного транспорта, сбора мусора, услуги домоуправляющих. Также не следует коммуницировать по-русски аэропорту, железнодорожным вокзалам и автовокзалам, такси.

Под коммуникацией подразумевается в данном случае любое информирование клиентов (письма, интернет-банки, мобильное приложение, портал, все виды рекламы, счета, договоры), исключая индивидуальное общение между работником и клиентом.

Во-вторых, законопроект оговаривал ограничения использования русского языка в торговле. Язык, не являющийся официальным языком ЕС, не должен фигурировать в аудио или визуальных объявлениях, в печатных объявлениях или объявлениях в интерактивной среде, на порталах, в присланной рекламе, если ранее клиент не согласился письменно получать информацию дополнительно на этом языке.

В-третьих, законопроект ограничивал возможности работодателей выдвигать к работникам требования владения языком, не являющимся официальным языком ЕС, или же в случаях, когда владение таким языком создает преимущества для работника. Дополнительно уточнялось, что работодателю запрещено требовать знание русского языка, чтобы обеспечить индивидуальную коммуникацию с клиентами, хотя возможность такого общения оговорена самим законопроектом.

19.10.2022 , 05:00

Delfi