От рабочего до директора: работнику Завода приводных цепей Георгию Сорокину – 80 лет! 15

Несколько месяцев назад Георгию Сорокину исполнилось 80 лет, 40 из них он проработал на Даугавпилсском заводе приводных цепей.

На «Цепочки» Георгий Андреевич пришел 1 июня 1961 года. Начинал простым слесарем, выполнял самую грязную работу. После окончания Политеха в 1968-м, ровно 50 лет назад, вновь пришел на завод – на должность старшего мастера штамповочного цеха. В 1971 году стал главным механиком, в 1992-м – директором Завода приводных цепей.

«Я считаю, что у меня жизнь сложилась удачно», – говорит Георгий Андреевич. – Интересно, что в должности главного механика я проработал 10 лет, главного инженера – тоже 10. С 1992 года по 2002-й, ровно 10 лет, я был директором завода. С женой у нас 10 лет разницы в возрасте, у детей – дочери с сыном – тоже разница в 10 лет».

Вот такая у Георгия Сорокина жизнь – вся «в десятку».

Детские воспоминания

«Я родился в 1938 году в Лиде, в Западной Белоруссии, – вспоминает Георгий Андреевич. – Мой отец был родом из Литвы, мать – нидеркунская. Семья была большая – семеро детей. Чтобы ее прокормить, отец брался за любую работу: был и бухгалтером, и каменотесом. Мама была домохозяйкой.

Буквально за несколько недель до освобождения Лиды от немцев возвращавшегося с работы отца убили. 9 мая мы дождались в Белоруссии, а потом мама с тремя младшими детьми приехала в Нидеркуны, к своему отцу – моему деду. Моя старшая сестра была уже самостоятельной и осталась жить в Лиде. Один из братьев был машинистом и в годы войны погиб под бомбежкой. Другой брат ушел в партизаны, потом воевал в польской армии и остался жить в Польше. Еще одну сестру вывезли в Германию, где она умерла от тифа.

Что я помню из военного детства? Немногое – мне в 44-м было всего 6 лет. Помню, как перед самым освобождением города мы выехали в деревню, как прятались во время обстрелов в погребе, как при разрывах снарядов крышка погреба подскакивала и открывалась.

Осталось в памяти и то, что я одно время не мог ходить: после бомбежки в городе было много развалин, а мы, мальчишки, бегали босиком. А так как лазили везде, ноги постоянно резали.

Первые дни после освобождения в округе было очень много разбитой техники, убитых. Помню смешную дразнилку, которую ребята повторяли, не зная ее смысла: «Гутен морген, гутен таг, шлеп по морде – будет так!»

Рядом с домом, в котором мы жили, стоял дом, где можно было взять у хозяйки самогон, прийти поиграть в карты. Сюда приходили местные жители, приезжали немцы. Как-то немцы оставили машину, и мы, трое мальчишек, открутили ниппели: нам было интересно посмотреть, как из шин, шипя, выходит воздух. А потом побежали, крича: «У вас машина шипит!». И целый день прятались за городом.

Известный артист Филипенко как-то сказал: «У каждого времени своя ностальгия». Я так понимаю, что ностальгия – это хорошие воспоминания. Поэтому не могу сказать, что у меня не было детства. Да, было трудно – ходили, собирали щавель, чтобы продать и купить хлеба. Но я считаю, что у меня детство было».

Из староверов

«Он – наш, нидеркунский», – с гордостью говорят про Сорокина местные староверы. Сам же Георгий Андреевич признается: «Наша семья была верующей. В доме всегда хранили и староверческие книги, и иконы. В техникуме меня из-за этого даже в комсомол не приняли. Бывало, мы пойдем в моленную, а на следующий день у директора на столе лежал список. И директор начинает выяснять, что, как и почему. Когда в 1956-57 годы молодежь отправляли на целину, мы в техникуме тоже решили ехать. Но меня не пустили, потому что я не был комсомольцем».

Однако никаких репрессий против Георгия Андреевича как человека верующего не было.

На трудовом пути

Когда семья вернулась на родину матери, Гоша пошел в школу. Сначала учился в Нидеркунской начальной школе, потом в 6-й средней на Гриве. В 8-м классе Сорокин бросил школу – ему хотелось иметь какую-нибудь специальность, и он поступил в железнодорожный техникум.

Когда заканчивали учебу, Георгий сагитировал своих товарищей написать заявление, чтобы их отправили работать в Хабаровск. Получив отказ, решили ехать на Север, «по железной дороге, по тундре, в Воркуту». Поехали. Но, как выяснилось, железнодорожным центром в этом регионе был Ярославль. Не было в тундре железной дороги.

Потом – служба в армии и возвращение в Даугавпилс. В 60-е годы с работой было очень тяжело. Очень недолго Сорокин работал на ЛРЗ, затем – на «Химии», потом перешел на «Цепочки». Как шутливо заметил Георгий Андреевич, «меньше меня тогда получала только уборщица». Вскоре Сорокина перевели в нормировщики, потом – в мастера. Заниматься металлообработкой нравилось – но знаний не хватало. Поэтому пошел в Политех. Отучившись три года на вечернем отделении и год – на заочном, понял, что полных знаний по специальности не получил. Поехал учиться в Ригу.

«Я был «богатым» студентом. Из-за нехватки помещений мы учились с 6 часов вечера. И я устроился работать технологом на Вагоностроительный завод. Получал зарплату 115 рублей плюс доплаты и повышенную стипендию 46 рублей. Выходило около 200 рублей в месяц. Учеба мне давалась легко, потому что у меня был опыт работы».

Как стать директором

«Когда я стал главным механиком и начал ходить на заводские планерки, то первое время мне было сложно работать с людьми. Тут, скорее всего, повлияли армия и то, что начинал я простым рабочим – не со всеми складывались отношения. В конце рабочего дня я стал анализировать: с этим работается нормально, с этим говорили на повышенных тонах, с этим – тоже. Вижу, что день прошел без пользы для дела. Стал со всеми специалистами встречаться раньше, до планерки, и обсуждать все вопросы.

Помню, один из коллег вспоминал, что на ЛРЗ главный механик всегда был виноватым во всех проблемах, и ему от директора Анатолия Иунихина немало доставалось. У нас заводские планерки проходили спокойно, меня Александр Никитич Карев никогда не ругал. Я был по счету 12-м главным инженером на заводе, а Карев – третьим директором. Потому что все «шишки» всегда валились на технические службы.

Когда в 1991-м произошел путч, Карев был в отпуске, и я как главный инженер его замещал. Карева вызвали из отпуска, из Риги приехало начальство. Они долго сидели, разговаривали. Карев вышел и сказал: «Все! Я не директор!». Тогда многих директоров сняли. Мы же как работали, так и продолжали работать.

Потом приехал еще один чиновник – со списком тех, с кем он собирался встретиться, чтобы предложить им директорский пост. Все кандидаты отказались. А мы продолжали работать. И только в январе 1992-го мне предложили контракт. Моей задачей было – чтоб люди за свою работу получали зарплату».

Даугавпилс не знают

«Ежегодно в Риге проходят отраслевые выставки, но Даугавпилс на них не представлен. Почему? Ведь у нас в металлообработке занято 1 700 человек! Несколько лет назад мы с Владимиром Надеждиным взялись за это дело. Объездили руководителей металлообрабатывающих предприятий, переговорили с каждым – 6-7 предприятий согласились участвовать. Мы договорились, чтобы на Кипсале нам предоставили место с 50-процентной скидкой – и три года Даугавпилс участвовал в выставках. Но потом в городе сменилась власть, и все это стало ненужным.

Помню, в 2016 году приезжал председатель Латвийской торгово-промышленной палаты и сказал, что Даугавпилс очень слабо известен в Риге. А через неделю в столице проходит выставка по металлообработке, и на ней кроме Завода приводных цепей нет ни одного нашего предприятия. Я написал статью в газету. Думаете от самоуправления была какая-нибудь реакция? Ничего! На следующий год нас на выставке опять не было!»

12.05.2018, 05:00

Наталия Салагубова, Gorod.lv

Фото: Георгий Андреевич Сорокин


Написать комментарий

Правильный мужик.

Светлая голова, добрый человек.

Светлая голова, добрый человек. старовер

ага,еще напиши, что Надеждин светлая голова. Два совдеповских идиота, совершенно не понимающих современную конъюнктуру рынка.

ага,еще напиши, что Надеждин светлая голова. Два совдеповских идиота, совершенно не понимающих современную конъюнктуру рынка. вы чё там курите?

Тебе, торгашу, только и снится торгово-закупочная нива, а Андреич корифей индустрии.
Впрочем, для тебя это пустой звук в твоей пустой голове коньюктурщика через ТВЁРДЫЙ ЗНАК.

Старовер есть старовер. Они толстокожие и моралью особой не отличаются.

Несколько лет назад мы с Владимиром Надеждиным взялись за это дело.

В этом была ваша основная ошибка, мил человек. Связаться с Надеждиным. Он никчемный организатор и ничего не смысли в бизнесе. Вам спасибо за ваш труд и выдержку. Гвозди бы делать из этих людей, не было б в мире прочнее гвоздей. Долгих вам лет!

ага,еще напиши, что Надеждин светлая голова. Два совдеповских идиота, совершенно не понимающих современную конъюнктуру рынка. вы чё там курите?

Поговорим за конъюнктуру рынка?

Поговорим за конъюнктуру рынка?

Тебе бы, касатик, для начала научиться верно писать слово "коньюктура" через мягкий знак, а потом уже пытаться умничать.
У тебя с макроэкономикой и микроэкономикой сплошная конЪюктура, как, впрочем, и с правописанием.

Тебе бы, касатик, для начала научиться верно писать слово "коньюктура" через мягкий знак, а потом уже пытаться умничать. У тебя с макроэкономикой и микроэкономикой сплошная конЪюктура, как, впрочем, и с правописанием. старовер

И прошу прощения, не выделил обращение запятыми.

ПОЗДРАВИЛ ЗА РУКУ , А ЮБИЛЯР ГОВОРИТ , ЧТО ДЕНЬ РОЖДЕНЬЯ БЫЛ ДАВНО.оПОЗДАл ГОРОД.ЛВ. ХОРОШО,ЧТО НЕ ЗАБЫВАЕТЕ. ВСЕМ НЕ СКУЧНЫЙ РИТМ ЖИЗНИ И БУДЕТЕ , ТОЖЕ В ВОЗРАСТЕ!

Достал умничать. Может Дэбил ты? Безниковому мудиле

Вы здесь все такие "умные"?
Администрация, поудаляйте пожалуйста весь этот бред не имеющий никакого отношения к статье. Один придурок начал поучать, не зная как слово пишется, остальные эту хрень подхватили, ибо тоже безграмотны. Вдруг Георгий решит почитать комментарии, а тут такой бред. В общем, стирайте практически всё.

При СССР там трудились более 3000 тысяч человек ......
Сейчас при Латвии завод умирает (в принцИпе уже УМЕР)

как всегда при советской системе стучал подставлял поднимался вверх в итоге наступили90 предал и продал

как всегда при советской системе стучал подставлял поднимался вверх в итоге наступили90 предал и продал atu

вам бы палачом работать, были бы главным.:))))

Человек то может и хорошей но ребята 80 лет, надо молодых в студию...
Хотя я не завидую, трудная учесть смотреть на закат такого завода ...

Написать комментарий